Открыл встречу директор кинофестиваля Покров протоиерей Александр Акулов:

- Мы рады, что открылись! Я жалею, что многие участники не смогли приехать по разным причинам, часть из них немного испугалась. Я уверен, что за время пребывания у нас здесь в Киеве вы убедитесь, что не так у нас и страшно. Да, есть проблемы, есть определенные сложности, такой период. Бог попустил такое испытание и мы все вместе преодолеваем это, мы остаемся абсолютно братским и любящим народом. Вопросы могут быть самые разные, но давайте о политике говорить не будем. Главное сегодня – это православное кино. С чего начнем, Николай Николаевич?

 - Я начну с одной истории. Мой маленький сын ходил в детский сад, лет пять ему было, его спросили: “Где твой папа работает?” А Саша ответил: “Мой папа никем не работает, он кино снимает”. Как говорится, устами младенца. Что-то есть в нашей профессии от мистификатора, по крайней мере для семьи. Где-то он пропадает целый год, что-то там снимает, потом на белой простыне что-то там показывают, люди смеются, плачут, аплодируют, или уходят с половины, поэтому эта профессия не очень, так сказать, прикладная, хотя и прикладная тоже.

 Я пришел в эту профессию давно, и как потом мне рассказывали, что если б жив был мой отец - а он был кинорежиссером, в 59м году трагически погиб на съемках, тоже Николай Досталь - и как сказала тетя, врядли мы бы пришли в кино, он этого не хотел, он хотел, чтоб у нас была прикладная профессия со стабильным заработком. Но тем не менее так сложилось, что и брат, и я пришли в кино. Это такое маленькое вступление. А теперь давайте перейдем к вопросам.

 С чего началось создание фильма “Монах и бес”?

Я могу рассказать, как родился этот замысел. Съемки многосерийного художественного фильма “Раскол” проходили рядом с  Нило-Сорской пустынью, а Нил Сорский это для меня один из самых-самых святых. И стал я читать там о монахах этой пустыни. Был монах такой Иван Семенович Шапочник, рясофор, убогий, хромал, большой праведник, кого-то лечил и как-то излечивал, жил на кухне и даже потом о нем рассказывали его монахи-соседи, что-то там,на кухне, шум, грохот бывает, что-то происходит…. потом утром  выходит Иван в царапинах. В житии не сказанно, что он воевал с бесами, но тем не менее так можно подумать. И вот запал мне этот образ. После “Раскола” меня пригласили в Великий Новгород, пригласили старообрядцы. Там я пришел в Софиевский Собор, где лежат мощи Иоанна Новгородского. В его жизнеописании сказано, как будучи простым монахом он поймал беса, тот взмолился, мол, отпусти,отпусти. Иоанн же ответил, что отпущу, если доставишь меня ко гробу Господнему в Иерусалим. Слетати они за один день туда и обратно, но после бес начал подкидывать в келию всякие компроматы – то белье, то брошку. Братья нашла неподобство, схватила Иоанна, связала, привязала к плоту и отправила по реке, а он поплыл против течения. Монахи бросились на колени – чудо! Вернули его в монастырь, и со временем он стал архимандритом, посмертно был прославлен в лике святых. И эти два Иоанна - Иван Семенович Шапочник с XIXго века и Иоанн Новгородский XII века – зацепили меня очень и как-то образ сросся. Я подумал, кто может такое написать? Пожалуй только Юрий Арабов.И вот написали. Монах и бес было рабочее название, но так его и оставили.Сценарий был написан в 2012 году, потом 4 года я собирал бюджет и искал продюсера.

Как подбирали актеров?

Подборка актеров своеобразная, они не знаменитые. Кастингом занимался только я. Еще до начала съемок уже было известно кто какую роль сыгрет, кроме Николая I, здесь важно было внешнее сходство. А Легион это другая задача, это должен был быть совсем неизвестный артист, потому что он играет того, кого зритель никогда не видел.

Николай Николаевич заболел…но пришел с температурой 39, улыбался,был вежлив и рассказывал обо всем с явным воодушевлением и необыкновенным обоянием.

 В кинопрокате ваш фильм заявлен как комедия и фентези,как вы к этому относитесь? К какому жанру вы относите свою картину?

 Я то отношусь плохо, но пусть называют, лищь бы зритель пришел. Ролик тоже не особо о сути фильма, но он такой, чтобы заманить зрителя. А жанр – жанр трагикомедия, это самый тяжелый жанр. Прокатчики боятся слова траги…народ не пойдет, даже если траги с комедией. Вообще юмор есть во всех моих картинах, но я сторонюсь явного комедийного жанра.

 Где проводились съемки? 

 В Кирилло-Белозерском монастыре-заповеднике. Весь Израиль сняли в Крыму: Бахчисарай,под Судаком Генуэзская крепость. Совсем немного Петра и Мертвое море в Иордании. 

 У вас очень открытый финал. Бес пришел в монастырь и что дальше совсем не понятно.

 Так и задумано. По канонам бес не может покаяться. Ответ мне подсказал святой Антоний. Который говорил бесу, стой три года лицом на восток и проси прощение у Господа. Тот сказал, конечно, не смогу. Вот и мы Легиону даем шанс.

 А все эти пословицы и поговорки это от куда? 

 Из всяких житий. Юра их уже заложил в сценарий, а я добирал. Находили много-много. Даже перебрали и некоторые потом убирали. Все из житие, это не придуманное.

 О чем фильм? 

О любви. О юбви к ближним и дальним, о любви к врагам. Вот про это кино.

Хочу рассказать одну притчу,это тоже ключик к фильму. Монах приходит в келью после трудов, устал, думает как бы прилечь на кушетку скорее и отдохнуть. Смотрит, а на кушетки лежит черт….Думает, тоже небось устал бедолага. И лег под кушетку. И как только он лег, черт пулей вылетел из келии. Вот подумайте об этом.

 Главный герой верующий вообще?

 А вы знаете, это странная вещь. Артист, который играл Легиона дважды был на Афоне. Артист, который играл монаха ни разу не был и по-моему не собирается. Вот что значит актеры, совершенно иные в жизни.

 Как вы думаете, когда окупится фильм?

 Никогда не окупится. Он уже собрал маленький прокат. У нас, например, нет никакой рекламы, а по закону окупаемости на рекламу должно быть истрачено 50% бюджета…

Полная версия беседы с Николаем Николаевичем Досталем будет опубликовна на нашем сайте после закрытия фестиваля.

Фотографии участников круглого стола:

Летопись (история) кинофестиваля Покров

ПАРТНЕРЫ